Его рука (botter) wrote,
Его рука
botter

Categories:
  • Music:

Золотой ключик к большому Кавказу

По просьбам френдов выкладываю ещё одну статью Холодова (первая выложена тут). Повторюсь: если нужна какая-то конкретная статья, постараюсь выложить её в ближайшее время. Пока же выкладываю их на свой вкус.

Террорист

Московское время пить «Херши» и собирать камни

К ВОПРОСУ О ПОИМКЕ В ЧЕЧНЕ ОФИЦЕРА ФСК, ОБОЗВАННОГО В ПРЕССЕ СНАЧАЛА ПОЛКОВНИКОМ, А ПОТОМ РАЗЖАЛОВАННОГО ДО ПОДПОЛКОВНИКА КРЫЛОВА

Послали Штирлица разведчиком в Чечню, «собирать информацию о положении в республике для руководства». Остановился он около перекрестка и думает, куда лучше сначала отправиться — в Грозный, к Дудаеву, или в Надтеречный, к Автурханову. «А, — думает, — пойду к Автурханову».
Только повернул, как какой-то джигит навстречу с автоматом — ба-бах вверх очередь:
— Туда нэ ходы, там раздэвают!
«Представитель дудаевского клана, — смекнул Штирлиц. — Придется сначала заехать в Грозный». И повернул в Грозный. Снова — ба-бах — очередь.
— Туда тоже нэ ходы, там тоже раздэвают!
— Куда же мне пойти? — спрашивает Штирлиц.
— Никуда нэ ходы, здэсь раздэвайса!

ПРОТРИТЕ ОЧКИ: УЖЕ НЕ ЧЕЧНЯ, А ИЧКЕРИЯ

Как говорят чеченцы, Чечня сильна тейпами (родовыми кланами. — Д.Х.). Но даже в Чечне есть место, куда со всей республики свозят невостребованные трупы. Называется оно Карпинский курган. Те, кого не забрали родственники, отправляются в свой последний путь к «общаге» по мере накопления — раз или два в неделю из центрального республиканского морга. С каждым месяцем «бесхозных» трупов становится в Чечне все больше, но казенный труд могильщиков механизирован: самосвал сгружает, бульдозер закапывает. Основной контингент клиентов составляют боевики из многочисленных бандгруппировок, действующих на территории Чечни. Здесь, например, хоронят тех, кого подстрелили во время налетов на поезда. Сюда же, очевидно, привезут и «робинов гудов» из отряда Руслана Лабазанова, на момент нашего отъезда так и не нашедших родных. Когда-нибудь Карпинский курган будет проклятым местом. А пока он ждет новых, возможно, массовых поступлений. [304]
Атмосфера в Грозном предгрозовая. В центре города развешанные повсюду громкоговорители издают горские гимны — каждый раз у меня, россиянина, от них рождалось глубокое патриотическое чувство гордости за Чечню, «противостоящую имперским амбициям». На площади Свободы, перед дворцом президента, неутомимо грохочут барабаны — старейшины в папахах исполняют древний воинский обряд «зикр», повышающий боеготовность.
Все здесь убеждены, что Россия вот-вот введет свои войска в Чечню. Поэтому любой слух о передвижении русских танков немедленно принимается на веру. Невольно возникает мысль: даже если Россия окажется ни причем, то пролитая в междоусобице кровь все равно будет приписана русским. Со всеми вытекающими последствиями. Пожалуй, только на площади Свободы в Грозном до конца ощущаешь, какая ответственность лежит на российском правительстве.
Можно уверенно утверждать, что Чечня сейчас — самая независимая из всех республик бывшего Союза. Независимости в ней даже больше, чем в странах Балтии. Чеченская Республика Ичкерия единственная имеет армию, готовую противостоять российским рейнджерам. Бронетанковые войска, авиация — не хватает только военно-морского флота. Одних спецподразделений не меньше, чем в России: спецназ (из абхазцев Шамиля Басаева), диверсионно-террористический батальон, горноштурмовой полк, ОМОН, наконец, личная гвардия президента, выполняющая самые ответственные поручения. Пожалуй, только на территории Чечни российские спецслужбы — ФСК, СВР, ГРУ — не просто не чувствуют себя неуютно, но вообще опасаются работать. Провал подполковника Станислава Крылова — яркое тому свидетельство. Наконец, у Чечни есть свой президент — настолько колоритная фигура, что любая другая республика, желающая стать независимой, может только о таком мечтать.
Конечно, отрезанные головы трех чеченцев, выставленные на площади Грозного после захвата заложников в Минводах, произвели неизгладимое впечатление [см. пост про ДГБ]. Уровень преступности в Чечне позволяет России выдвигать серьезные претензии к чеченской независимости. И вооруженность республики, дошедшая до того, что скоро танк станет предметом национальной одежды, — дело тоже нешуточное. Но, с другой стороны, преступность — во многом следствие экономической политики Москвы по отношению к Чечне.
Вряд ли так необходима России и чеченская нефть, которая по большому счету давно выкачана, а в новые месторождения надо вкладывать деньги. Ведь даже газ, которым пользуются грозненцы, «привозной». Ко всему оказалось, что и транспортные магистрали все равно придется строить новые — в обход Чечни.
И в то же время создается впечатление, что Москве позарез необходимо вернуть республику в состав России. Некоторые наблюдатели полагают, что все дело в геополитике.
В 1994 году и без бинокля стало видно, что Россия медленно возвращается в прежние границы. Это не значит, что она поглотит государства Закавказья. Но хозяином здесь будет Россия, а не Турция или Иран. Геополитическое положение Чечни делает ее ключом к Закавказью. Представьте себе, что в центре Северного Кавказа появилось государство. Сразу возникнет полюс влияния, который оттолкнет от России нефтяной Азербайджан и по-[305]

тянет за собой целый клубок других проблем. Возникнет «Чечено-Азербайджанская ОСЬ» на исламской основе. Рухнет концепция «двух рубежей» генерала Николаева, главного пограничника России. Опять придется думать, где, как и какую границу проводить. Зарубежье перешагнет через Кавказский хребет, до сих пор защищавший Россию от ветров, дующих на Ближнем Востоке. Чеченское государство резко ослабит позиции России на Кавказе, а с Закавказьем ей придется просто распроститься. С другой стороны, нет полюса — нет головной боли.

БОЕВЫЕ ИСКУССТВА ШАЛИНЯ

Заумные геополитические проблемы Москвы, надо сказать, мало волнуют обывателей в Грозном. Большинство грозненцев куда больше озабочены собственной мочой. Холера близко подошла к Чечне, и, если бы не спад эпидемии в Дагестане, чеченцам пришлось бы худо. Дедовские рецепты спасения от болезни предписывают употреблять мочу каждое утро за 2 часа до еды. Делаешь 7—9 глотков мочи суточной выдержки — и живи сто лет. Закусывать лучше лимонами или квашеной капустой — кислая среда убивает палочку холеры.
С другой стороны, гала-концерт в Грозном в честь праздника независимости с участием звезд местной и импортной эстрады потряс город в начале сентября куда больше, чем все предшествовавшие этому дню вооруженные стычки, к которым в Чечне все уже давно привыкли. Когда на сцену выскочила блондинка в не очень длинной юбчонке, вся политика вылетела из самых горячих голов. Даже милиция из ограждения побросала свои рабочие места и устремилась к эстраде. В пляс с блондинкой пустился толстый чеченский «кэп», явно используя свое служебное положение, обязывающее его быть по ту сторону живого барьера. Во всем этом было мало желания идти штурмовать президентский дворец, даже если к этому призывают пустой кошелек и Руслан Хасбулатов, почитаемый в республике за отца русской демократии.
По той же причине провалился и стратегический замысел оппозиции поднять районы и изолировать столицу. Оппозиция подбиралась к Грозному по спирали, устраивая свои митинги и посты все ближе и ближе к городу. Из отдаленного Надтеречного района в Урус-Мартан и далее в Аргун, что в 15 километрах от Грозного. Настал момент, когда она попробовала «на зубок» передовые посты Джохара Дудаева.
И вот тогда последовало несколько странных сражений, в которых бронетранспортеры горели, словно бумажные, а танки переходили из рук в руки, как будто там вообще не было экипажей. Разбив Руслана Лабазанова, дудаевцы без проблем захватили два танка, шедшие ему на помощь из Надтеречного района.
Историческая победа Джохара Дудаева под Аргуном над группировкой Лабазанова показала Москве, что чеченский президент обладает реальной силой и поддержкой. С другой стороны, ему пришлось долго собираться с силой — весь август он выслушивал наглые ультиматумы лидеров оппозиции. Многие заметили, что на военном параде в этом году на площади Свободы не продефилировала бронетехника, обычно внушавшая глубокую уверенность в стабильности президентской власти. Она, видимо, в этот раз вся была задействована на охране подступов к городу. Однако прорыв кольца оппозиции позволил Дудаеву восстано-[306]

вить контроль над целым рядом районов, в том числе Шалинским, где расположен танковый полк.
Но победить до конца не удалось. Не менее историческое поражение Дудаева в Урус-Мартане позволило и оппозиции укрепиться и контролировать западные магистрали республики.
Любопытно, что после каждого сражения на обочине оставалось десятка полтора искореженных остовов иномарок, на которых к «полю боя» подъезжали боевики.

АХИЛЛЕСОВА ПЯТА ДЖОХАРА ДУДАЕВА

Безработица в Чечне не выше, чем во всей остальной России. Однако здесь рабочие места делятся на два рода. На те, где за работу платят вообще и где не платят вовсе. Число первых — строго ограничено. Поэтому в газетах под рубрикой «Требуются, требуются...» обязательно указывается, выдаются ли деньги. Например, хотя бы так: «Издательству «Грозненский рабочий» требуется на работу слесарь. Зарплата выдается своевременно» («Ичкерия», 6.09.94). Правда, понятие «своевременно» тоже не означает, что пятого и двадцатого каждого месяца вы будете с деньгами.
«Я в августе зарплату получила за ноябрь прошлого года», — рассказала нам женщина, явно сожалеющая, что оппозиция так и не пришла в Грозный. Зарплату за сентябрь этого года она ожидает теперь не ранее июня будущего. Конечно, рабочему классу, особенно тем, кто кует чеченские нефтедоллары, платят лучше, но и здесь ситуация накаляется. Рабочие открытого в октябре трамвайноремонтного завода Грозного буквально не пускают на городские маршруты сверкающие новой краской отреставрированные трамваи — за работу не уплачено. Горожане давятся в старых, которых к тому же помрешь ждать.
Неплатежи — главный козырь оппозиции. Однако попытка введения собственных денег в Чечне скорее всего приведет к повторению «грузинского опыта». Сейчас в Грузии средняя зарплата в купонах в пересчете на рубли не превышает тысячи деревянных; если такое повторится в Чечне, это будет равносильно добровольному присоединению к России.
Разумеется, такое положение вещей уменьшает желание жить в Чеченской Республике Ичкерия. Этим объясняется и чрезвычайно низкая себестоимость жилья в Грозном. За три-четыре миллиона деревянных можно купить в чеченской столице хорошую квартиру, отремонтированную и отделанную «для себя». Иногда прежние хозяева оставляют даже мебель — въезжай и живи на здоровье. Из Чечни сейчас не то что вывезти скарб — самому трудно уехать. Уже десять дней, как через Чечню не ходят поезда. И больше месяца, как не летают в Грозный самолеты, а все прибывающие машины обыскиваются и досматриваются.
Транспортная блокада — и российские власти этого уже не скрывают. Чтобы посмотреть, как она повлияла на экономику республики, мы отправились на «свободный» рынок.
Рынок чеченской столицы напоминает восточный базар. Длинные многослойные ряды начинаются у президентского дворца и тянутся на несколько кварталов, переходя во «фруктово-овощные джунгли». Правда, на этом восточном базаре продается все только западное. К тому же, как оказалось, фрукты в основном привозят из Дагестана, а многое — из Ставрополя и Краснодарского края. В результате блокады цены на рынке поползли вверх[309]

(импортные продукты в 1,5—2 раза дороже, чем в Москве). Да и сам рынок буквально на глазах сократился на четверть.
Экономика оказалась самым уязвимым местом независимой республики. И если российские власти и в самом деле построят объездную железную дорогу, это может иметь для Чечни самые трагические последствия. На пути к полной независимости республике придется шагать, утянув пояса своих граждан до позвоночника. Как оказалось, к этому оказались готовы не все.

ЕСЛИ СЫПЛЕТСЯ ЗОЛОТОЙ ДОЖДЬ, ТО ЛУЧШЕ ПОДСТАВИТЬ ОБЕ ЛАДОНИ

Здание райсовета в Надтеречном районе — трехэтажный домик — по прочно укоренившейся традиции называют Белым домом. Это новый «белый дом» Руслана Хасбулатова и штаб оппозиции, бросивший вызов дворцу президента Дудаева в Грозном.
Энное число миллиардов рублей (по информации Грозного — 150 млрд. руб.), выделенных Москвой лидерам Надтеречного района, привело к оформлению в составе Чечни этакого кавказского «Приднестровья». Это был очень сильный ход Кремля. Хотя попытка перехватить власть у Дудаева и управлять республикой из Знаменского, передав оппозиции финансовые рычаги, видимо, не удалась, на бытовом уровне в Грозном сейчас только и разговоров что о раздаче денег. Это сделало больше, чем все митинги Хасбулатова и телевизионные проповеди Автурханова, вместе взятые.
В Москве, видимо, не стали рисковать и, раз дело идет к междоусобице, пошли по проверенному сценарию.
Маленький островок, существующий во многом благодаря России и вооружаемый на российские деньги. Маленькая армия, не способная взять Грозный, но вполне способная защитить Знаменское. Свое правительство, возможно, в будущем и свой президент. Если раньше в Надтеречном пенсии выдавали старикам со всей республики, то теперь — только проживающим в этом районе (все остальные тоже могут получить деньги, но это требует хождения по многочисленной бюрократии Ставрополя, где надо доказывать, что ты не верблюд, а чеченский пенсионер). Москва желает сделать из Надтеречного образцово-показательный район, где платят зарплату, пенсионеры регулярно получают пенсии, а женщины — пособия на детей.
Как говорится, возможны только два сценария. Джохар Дудаев или штурмует Знаменское, или не штурмует.
Если чеченский президент оставит все как есть, то получит источник постоянной угрозы, а телезрители — второй канал телевидения. И чем хуже будет экономическая ситуация в республике, тем увереннее будет чувствовать себя оппозиция.
Поэтому у Джохара Дудаева, по-видимому, есть единственная возможность — сделать молниеносный бросок и, если по дороге не заглохнут моторы его разваливающихся танков, в скоротечном бою выкурить оппозицию и восстановить в Надтеречном свою власть. Но осуществлению этого плана уже может помешать Россия, послав, скажем, полетать над Чечней вертолеты без опознавательных знаков, но с противотанковыми ракетами. К тому же генерал оголит другой свой фланг — со стороны Урус-Мартановского[310]

района, где расположился Беслан Гантемиров, кровник Дудаева. Так что, вернувшись, президент может обнаружить свой дворец занятым.

Дмитрий ХОЛОДОВ,
Москва — Грозный — Москва
28 сентября 1994 года
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments