Его рука (botter) wrote,
Его рука
botter

Categories:
  • Music:

«Грянет майский гром...»

На концерте

Специальный корреспондент журнала «Солдат удачи» участвовал в организации и проведении концертной программы ДДТ «Наполним небо добротой»

Идеи

В августе 1996 года Юрий Шевчук и ДДТ объехали с концертами погранзаставы Таджикистана и части 201-й МСД, где несут службу российские ребята. После его возвращения мы встретились с ним и нашим обшим другом Сергеем Морозовым в Москве. Как обычно, разговор у нас зашел о «войне и мире»...

Шевчук: «Наши ребята там живут в землянках. На одной из дальних точек я встретился с командиром заставы, старшим лейтенантом Сергеем. Этот парень заплакал, увидев нас: «Я тут один русский, в подчинении у меня одни таджики. Скоро уже по-русски разучусь говорить, так как даже с проверкой мое командование приезжает раз в год. Боеприпасов на пятнадцать минут боя, а затем... — он показал вещмешок — заберу свой «НЗ» и уйду в горы, по тропе, которую я для себя уже разведал»... В Душанбе в детском доме дали благотворительный концерт. Там было около 90 русских детей, родителей которых просто зарезали. Мы передали им по мешку крупы, сахара и муки...

В январе 1995 года я ездил в Чечню, чтобы своими глазами увидеть, что происходит на самом деле. Я видел этих мальчишек, которые воевали и умирали на улицах Грозного. Приехав в Москву, я просто «опух» от того, что где-то умирают люди, а здесь как будто ничего не произошло. Так же люди смеются, попса веселит публику в ночных клубах. У меня просто крыша поехала от всего увиденного.

На другой день после возвращения я зашел в один подвальчик попить пива. Перед входом какой-то белый коврик под ногами, я и вытер о него ноги. А этот «коврик» оказался собакой — ее хозяин, крутой московского разлива, сидел в этом заведении и жрал. Его телохранители подвалили ко мне выяснить отношения. А я еще заведенный был, вытащил подаренный ребятами в Чечне TT и дважды пальнул в потолок...

Друзья взяли меня за шкирку и увезли в деревню под Псков, где я сидел в лесу совершенно один. За это время написал цикл песен о том, что видел и за что у меня болела душа: «Мертвый город» и новый альбом «Любовь».

Он помолчал и внезапно сказал: «Поехали в Чечню?» И наш разговор принял новое направление — как можно организовать концерт в Чечне с полным составом группы ДДТ и с использованием звуковой аппаратуры, что называется, «на всю катушку».

В середине октября Сергей Морозов и я вылетели в Чечню, чтобы на месте уточнить возможности проведения концертов.

Пароль «Чечня»

 Эльбрус (слева) — живая легенда п. Ханкала, старший хирург госпиталя, вытащил тысячи российских солдат с «того света»Одна из важнейших причин, по которым была задумана эта поездка, была попытка вытащить хотя бы кого-то из наших ребят из чеченского плена. По поводу выдачи пленных мы до начала концертов провели переговоры с бывшим полевым командиром, а ныне министром культуры Ичкерии Ахмедом Закаевым. Ахмед Закаев пообещал постараться удовлетворить нашу просьбу. Однако пленных мы не получили — лишь список, который публикуется ниже.

22 октября мы с Сергеем из Чечни, где перед тем несколько дней вели переговоры с российскими и чеченскими властями, приехали в Ростов, где тогда проходил концерт ДЦТ. На следующее утро ДДТ в полном составе вылетела на «Черном тюльпане» АН-12 в Моздок, где ее уже ждал вертолет. И в тот же день вечером был дан первый концерт — в Ханкале для группировки российских войск.
Сценой служили составленные вместе, с откинутыми бортами, четыре «Урала», освещение обеспечивали прожектора БТРов. Песни ДДТ, усиленные 30-киловаттной аппаратурой, были слышны на боевых позициях, с которых взлетали в черное небо осветительные ракеты.

Шевчук: «Для тех ребят, которых я встретил здесь, в Чечне, я могу сказать одно — пароль «Чечня» будет являться пропуском на все концерты ДДТ, где бы эти концерты ни проходили. Этот пароль работает с января 1995 года. В октябре 1996 года, во второй раз приехав в Чечню, я увидел то же горе и людей, перед которыми нужно просто снять шапку... После моей первой поездки в Чечню многие коллеги обвиняет меня в том, что я пел оккупантам — бред собачий! Я знаю, что и сейчас найдутся люди, готовые меня упрекнуть. Но самое главное, что я остался чист перед своей совестью...»

На следующий день такие же концерты прошли в центре Грозного и в аэропорту «Северный».

Перед проведением концерта в Грозном у меня было много сомнений, удастся ли обеспечить безопасность группы. Порядок на концерте поддерживали ребята из совместных комендатур—и все прошло отлично. Чеченцы прекрасно понимали, как важен для города этот концерт, и не меньше нас стремились избежать любых осложнений. У меня на глазах одного не в меру разошедшегося поклонника ДДТ, начавшего от избытка чувств стрелять в воздух, сами же чеченцы тут же решительно увели с площади.

Шевчук: «Нет такого художника, который был бы не за мир. С этой целью мы приехали в Чечню. Мы не хотим, чтобы гибли наши пацаны по прихоти какого-нибудь бездарного генерала или такого же бездарного политика. Поэтому мы пели о доброте, о мире, о любви.

Первой песней на концерте в Грозном был «Дождь». Пришло очень много молодежи. Я видел на концерте в Грозном молодых пацанов, которые танцевали, радовались музыке, и я хотел бы, чтобы над Грозным были только раскаты «Майского грома...» Я пожелал им мира. Мир не может быть неправильным. Здесь, в Чечне, должен наступить настоящий, мужской мир...»

Последний концерт

После концерта в Грозном группа ДДТ выехала в расположение российских войск в аэропорт «Северный».

Как и в Ханкале, сцена представляла собой четыре составленных вместе, с опущенными бортами, армейских грузовика. Защитой от непогоды служили танковые тенты, поднятые тросами на балке автокраном над сценой. Охрана традиционно была выделена 6-м отрядом «Витязь» спецназа ВВ.

Слушатели стали собираться уже с трех часов дня. Никто и не думал расходиться, несмотря на начавшийся моросящий дождь и на то, что выступление группы планировалось не ранее восьми вечера.

Началось выступление. Прожектора-искатели БТРов освещали импровизированную сцену, дождь моросил, бойцы слушали «Родину-уродину», и контакт между ДДТ и слушателями в камуфляжах достиг такого уровня, когда на время все забыли про войну и про смерть.

Шевчук: «Когда нас пригласили участвовать в предвыборной президентской шоу-программе — мы отказались. И мне по-прежнему кажется, это было правильно. Есть эта дикая проблема войны и мира. Когда мы ехали сюда проводить эти благотворительные концерты, мы много спорили — правильно или неправильно? Были и такие разговоры: «Наши российские солдаты не поймут нас, обидятся». Была дилемма: будем петь для тех, кто наших ребят убивал, а в свою очередь чеченцы скажут: «ДДТ вчера российским захватчикам пели»...

* * *

 Алхазур предъявляет нам список российских пленныхПосле концерта к нам подошел средних лет чеченец, представившись Алхазуром Айдамировым. Интуиция подсказывала мне, что этот человек не зря весь концерт провел особняком. Он угрюмо стоял в стороне от веселящейся молодежи и подошел к нам только тогда, когда люди уже стали расходиться. Достав лист бумаги из кармана куртки, он сказал, что у него на руках список пленных российских военнослужащих, которые по официальной версии российского командования числятся без вести пропавшими. Эти люди находятся у него дома в селе Алхан-Кала, улица Кирова, дом 106.

Первой моей мыслью было: «Отдаст!» Но не тут-то было. Несмотря на все мои уговоры, этот боевик отказался просто отдать пленных ребят. Все пятеро военнослужащих были из одной войсковой части 6516 БОН*. У Алхазура было только одно требование: в обмен на пленных он хотел выдачи своего брата Нажаева Ибрагима Алиевича, взятого в плен российскими войсками в ходе боевых действий.

Используя все известные мне приемы дипломатии, упомянув про акт доброй воли группы ДДТ, давшей концерт в Грозном, я смог взять только этот список:
- Еремеев Алексей Николаевич. Проживал до призыва: Самарская обл., г. Тольятти, проспект Московский, дом 45, кв. 61;
- Акименко Владимир Анатольевич, 13 октября 1976 г. рожд., Челябинская обл., г. Коркино, п. Первомайский, ул. Высоковольтная, дом 42, кв. 43;
- Визгалов Андрей Викторович, 3 декабря 1975 г. рожд., г. Казань, ул. Восстания, дом 12А, кв. 3;
- Поляков Андрей Валерьевич, 29 марта 1975 г. рожд., Пензенская обл., г. Сердобск;
- Иванов Алексей Иванович, г. Чебоксары, ул. Ленинского Комсомола, дом 66, кв. 133.

* * *

По этому поводу в нашей группе много споров было. Мы «включили» душу, потому что ум в таких делах не всегда хороший советчик. Самая главная проблема — не встать холодно и равнодушно над схваткой, не похоронить своих мертвецов. Рок-н-ролл — это, наверное, единственная форма искусства, которая изначально боролась за мир, и одной из первых моих песен была «Не стреляй». Эта песня были написана под впечатлением ночной беседы с моим одноклассником Витей Тябиным в 1980 году, когда тот, отвоевав в Афгане, привез оттуда родственникам гроб с телом застрелившегося в Кабуле советского офицера...»

На войне легко не бывает

Шевчук: «Нас часто спрашивают: «Почему вы, такая известная группа, мотаетесь по забытым богом уголкам?» Саксофонист нашей группы «дядя Миша» после поездки в Чечню так сказал по этому поводу: «Юра, я так рад, что побывал там, среди настоящих людей». Мы считаем, что в сложное для страны время мы обязаны находиться там, где трудней и где нужны наши песни...»

Дать три концерта за два дня потребовало огромной энергии — как моральной, так и физической. Но зрители не ощутили этого. Для них это был просто праздник. Я видел, как радовались люди. Это был действительно праздник души для российских солдат и офицеров, увязших в этом болоте чеченской войны по вине политиков и забытых после «перемирия», праздник и для тысяч чеченцев, уставших за два года укрываться от пуль и снарядов в подвалах Грозного и горах.

Чтобы устроить этот праздник, чтобы дать возможность людям остановиться и задуматься о смысле жизни, о добре, о мире, группа ДДТ и ребята из группы звукового обеспечения московской фирмы «Chill Out» вкалывали по-черному. Шесть тонн звуковой аппаратуры приходилось устанавливать практически в темноте, в чистом поле.

Дождь, начавшийся уже утром следующего после концерта в «Северном» дня. как бы ждал окончания гастролей. Однако запланированный на 26 октября концерт в Мурманске пришлось отложить — нелетная погода. Приняли решение добираться до Моздока колонной. Ни один человек из группы не проронил и слова жалобы. Я спросил ребят, не жалеют ли они. что приехали сюда? Звукооператор Сергей Куслапу, которого я никогда не видел унывающим за эти дни, ответил: «Мы счастливы, что нам удалось сделать то, что мы задумали. Из этих гастролей мы возвращаемся другими людьми. Точно так же думают все ребята группы».

Миновав консервный завод, наша колонна вдруг остановилась. На обочине стоял «Урал», подножка и левое крыло которого были забрызганы кровью и белыми сгустками костного мозга.

Этот «Урал» ждал нас, чтобы, пристроившись в колонну, следовать с нами до Моздока. Однако боевики открыли по нему огонь из стрелкового оружия и водитель «Урала» был тяжело ранен в ноги. Из-за этого инцидента нам пришлось часа два простоять на дороге, ожидая приезда представителей совместной комендатуры, чтобы следовать дальше. Эта же история послужила основой для слуха о нападении на ДДТ и о гибели кого-то из команды.

Шевчук: «Мы не сочиняем «хитов». Мы видим жизнь и пытаемся разобраться в ней, как каждый живой человек, и когда невозможно об этом не написать — мы об этом пишем. Мы ищем свой путь. Мне кажется, никто в этой войне не победил, никто не проиграл. Самое главное, чтобы наступил мир. Кто не пережил эту войну, тот ее не понимает, и это действительно так.

Сколько я встречал людей и в Москве, и в Питере, со сколькими людьми я разговаривал — кто не был здесь, тот вообще «не врубается». Один твердит: «Чечня — это Россия», другой: «Обвязать эту Чечню надо колючей проволокой и пусть она живет как хочет». Для меня нет национальностей, для меня есть просто люди. Быть оголтелым националистом — это самое поганое, что есть вообще. Не уважать человека — это и есть национализм, зло. Это зло есть и в русских, и в чеченцах, и в украинцах — необходимо выдавить это зло из себя.

Концерты, которые мы дали в Чечне, — событие, к которому мы шли все это время. Наши представления о добре, о мире, о братстве, которые проповедует наша группа благодаря концертам в Чечне может быть, чуть-чуть материализовались. Потому эти концерты в Чечне 1996 года — самые главные для группы ДДТ...»

Андрей Кузьминов
Фото автора

* * *

Источник: Кузьминов А. «Грянет майский гром...» // Soldier of fortune. 1997. Январь. С. 14-15, 58.

Tags: 1996, Грозный, Шевчук
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments