Его рука (botter) wrote,
Его рука
botter

Пир победителей

Книга Галины Ковальской «Рабочие дни»С людьми случаются удивительные трансформации.

Наконец-то осилил книгу Галины Ковальской «Рабочие дни». Это сборник статей в том числе и о Чечне. Всю Первую Чеченскую она писала статьи охаивающие Российскую Армию и так или иначе воспевавшие ичкерийцев. Оно и понятно они перед ней в овечьи шкуры рядились, кормили, поили, встречи со своими фюрерами устраивали (надо отдать должное Удугову – талантливый дядька).

Так было до августа 1996 года. Потом начинаются метаморфозы. Предоставлю слово ей самой (речь идёт о боевиках вошедших в Грозный 24 августа 1996 года):

«Боевики в эти дни сильно изменились. Месяц назад я видела их в горах — собранных, подтянутых, изо всех сил старавшихся жить (или хотя бы выглядеть) «по правилам». Сегодня не до правил. Сегодня — победа. На моих глазах парень — то ли патрульный, то ли так сидит — высыпает в рот горсть таблеток. «Зачем позоришься?» — я показываю ему журналистское удостоверение. Он машет рукой и смеется, как будто его щекочут. Смеется очень долго. Потом сквозь смех начинает что-то напевать и поигрывает автоматом, то подбрасывая его, то наставляя на меня, то стреляя в землю. Вдруг, как будто отрезвев, вскидывается: «Сейчас менты появятся». — «И что?» Он снова хохочет. Рядом его товарищи. Они подсмеиваются, глядя на него. Кто одернет победителя?

То и дело предлагают выпить. Пьянка строго запрещена. Когда боевики заняли город, они разгромили несколько прилавков со спиртным. Теперь на базарах легально не продают даже пиво. Но водку «Асланов» из-под полы можно достать. От многих пахнет спиртным. В одном из закутков — бывшая квартира бывшего дома, а теперь полуштаб-полукомната отдыха — на столе початая бутылка коньяка и почти пустая бальзама. Ребята весьма настойчиво, почти угрожая, требуют составить им компанию. «Разве вам можно пить?» — «Нам теперь все можно!»

Один из боевиков, судя по всему какой-то мелкий начальник, соглашается «дать интервью»: «Совместные посты — чепуха. Войска уйдут — мы их перестреляем». — «Ты понимаешь, что я это напечатаю?» — «Печатай, конечно», — с готовностью отзывается тот. Подумав, добавляет: «Если живой вернешься».

«Странные у вас документы!» Раньше это было шпиономанией, реальным страхом перед агентами ФСБ. Теперь — предлог, чтобы остановить, возможность покуражиться, почувствовать себя властью. «Пошли со мной!» Никто не вправе сказать слово поперек — обычное «установление личности». Достаточно завернуть за угол — и никаких свидетелей, и помощи ждать неоткуда. Ты в полной зависимости от вооруженного человека.

Раньше, когда боялись шпионов, женщины чувствовали себя в большей безопасности, чем мужчины: меньше вызывали подозрений. Теперь, когда ничего не боятся, женщин цепляют чаще, чем мужчин. Дескать, не за приключениями ли ты тут ходишь?»

Госпожа Ковальская наивно верила, что журналисткое удостоверение всё ещё что-то значит. Но лавочка закрылась. Ичкерийское зверьё дорвалось до власти. Какие уж тут удостоверения!

Во время Второй Чеченской она почему-то предпочитала комментировать происходящие события из далека.

Поскольку стиль Ковальской напоминают болезненный стиль одной патологической журналистки, родилась такая формулировка – Политковская-Light™.
Tags: журналистика, персональный серпентарий
Subscribe

  • Колонна 81 мсп

    Из описания боя: "Сводный отряд 81-го мсп, сформированный из подразделений, оставшихся за пределами "вокзального" кольца, сумел закрепиться на…

  • [2008-07-08] Действия 74 гв. омсбр

    Выношу тему о 74 гв. омсбр из комментариев. Капитан из 2 мсб 74 гв. омсбр Вячеслав Николаевич Лазарев: "Новый год. Накрыли столы, ёлки с собой…

  • Наконец-то побритый генерал

    Ознакомился с третьей частью трилогии Трошева (Трошев Г. Чеченский излом. M., 2008.). Прощу прощения у моих френдов, за скромность в речевых…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments