Его рука (botter) wrote,
Его рука
botter

Categories:

О группе Ковалёва-2

Олег Орлов на вручении альтернативной нобелевской премии
Дополнение по Ковалёву:

«Видимо, понимая, что подавить их (частей Российской Армии) сопротивление будет имеющимися силами будет сложно, чеченское руководство предложило Ковалеву по рации вступить в переговоры с окруженной группировкой и предложить им выход из города с оружием, но без тяжелой техники - на тот момент подобное решение было приемлемо для чеченцев. Между 16:15 и 17:00 разговор по рации состоялся (сразу скажу – распространяемые утверждения о том, что тогда, или когда-либо позднее Ковалёв предлагал кому-то сдаваться - лживы). Окруженные (из состава 131 омсбр) на переговоры согласились, но, считая их провокацией, тут же частью сил пошли на прорыв, заблудились и были уничтожены в районе Дома Печати. Около 20:10 стало известно о уничтожении и пленении части оставшихся в районе вокзала.» (Александр Черкасов)

«Чеченское руководство» предложило, а Адамыч просто так взял да и согласился. Интересно, чьи права он защищал, предлагая Российской Армии оставить бронетехнику чеченцам? Вы как думаете, те мужики, которые бы технику чеченцам сдали до первого угла бы дошли или их на месте бы кончили?

Ладно идём дальше. Оценим обстановку в дудаевском дворце, где «мониторили» правозащитники:

Дневник Орлова, 2 января 1995 г., 19:00: «Заводят пленных, говорят "Снайперы" - крики, шум, толпа, злоба. Их самих не видно. Рамзан (главный врач госпиталя) выходит. Молоствов [Михаил Михайлович, депутат Госдумы] говорит - "Близко к самосуду." Рамзан идет и говорит: "Никакого самосуда быть не может." Там крик стихает постепенно. Боец - "если бы хотели расстрелять - то сделали за пределами здания."» (Александр Черкасов)

И делали! Сам же Орлов и пишет: «Один был лейтенант*, чувствовалось, что ему очень больно. Пока им оказывали помощь, Арсанукаев начал допрос. Начал с него: "Ты кто такой?" - "Командир БМП, лейтенант такой-то". - "Воевал?" - "Воевал". - "Ну и как воевал?" А он отвечает так спокойно, с достоинством: "Весь боекомплект по вам выпустил". Арсанукаев сорвался, посыпалась брань: "Ты, такой-растакой, зачем стреляешь?!" - "Я офицер, меня послали, я стрелял". Потом Арсанукаев резко что-то сказал и вышел. Ребят перевязали, сказали - ведите к остальным. И их увели. Мы зафиксировали - все нормально. А потом оказалось - потом, мы не могли этого знать, - что именно этот лейтенант – исчез. Его не было среди пленных. Во всех списках он отсутствовал. Мы не понимали - в чем дело? И только после взятия Рескома его тело было найдено недалеко от здания. С большой долей вероятности можно предположить, что этот Арсанукаев приказал его тогда вывести и расстрелять. По всей видимости, это было именно так.» (Олег Орлов)

Но самое интересное, конечно, про беседы с русскими Солдатами:

«Дневник Орлова, 3 января 1995 г., около 12:00: «В штаб с предложением вступить в переговоры с окруженными группировками пришли жители Грозного - священники о. Анатолий ЧИСТОУСОВ и о. Петр НЕЦВЕТАЕВ. Целью переговоров могло бы быть прекращение огня и вывоз трупов.

Переговоры с одной из оборонявшихся в районе вокзала группировок состоялись, в них, кроме священников, участвовали чеченские представители, пленный офицер, депутаты. Однако в данном случае речь, во-первых, шла не о сводных мотострелковых частях, окруженных на вокзале под Новый год, а о подразделении десантников, занявших здания позже и имевших связь с главными силами. Для них разговоры о том, что им позволят с оружием в руках выйти из города, были не только неприемлемы, но и непонятны. Кроме того, в ходе переговоров из-за плохой координации между осаждавшими вокзал чеченскими отрядами был открыт огонь и убит один из десантников - после чего под угрозой оказалась жизнь самих парламентеров.»
< ... >
4 января 1995 года была предпринята еще одна попытка вступить в переговоры с закрепившимися в Грозном военными при посредничестве депутатов, священнослужителей - и военнопленных.

... В переговорах участвовал попавший в плен подполковник: "Мы подошли к нашим военным с белыми флагами. Нам было сказано, что мы не те люди, с которыми можно разговаривать, - пусть приедут представители законной власти. Мы пытались объяснить, что надо вывезти погибших, для этого у делегации есть полномочия. Какая разница, кто предлагает забрать и достойно похоронить российских солдат? Я был включен в делегацию как пленный - свидетель того, что на площади перед дворцом лежат наши воины... Нам ответили категорическим отказом". (Муратов Д. Чечня будет жить в России или не будет жить // Новая ежедневная газета. 1995. 11 января. С. 1)

Хотя парламентерам обещали коридор, на обратном пути их машина обстреляна их миномётов, один из депутатов, Юлий Рыбаков – контужен (!!!).»

Ну как, милые, беленькие и пушистые ребята-правозащитники получаются? Священник сам (!) пришёл. Десантника убили из-за плохой координации. «Чеченские представители» держат под прицелом пленного полковника (это с их точки зрения вполне нормальное явление). А «борца за светлое правозащитное будущее» Рыбакова ещё и контузили!

Думаю, комментарии излишни.

PS. Орлов и Черкасов – это работники «Мемориала», тусовавшиеся в то время с Адамычем и периодически курсирующие между Грозным и Москвой, перевозя документы, убитых чеченцами солдат.

Александр Черкасов же об этом и пишет: «Но мы смогли количественно проверить их, проанализировав доступные нам сведения о полутораста военнослужащих одной из частей, разгромленных в районе железнодорожного вокзала в ходе новогоднего штурма. Учетные документы военнослужащих в/ч 29709 были захвачены чеченскими вооружёнными формированиями в подбитой штабной машине, от руки переписаны Олегом Орловым из "группы Ковалева", и доставлены в Москву 5 января 1995 года.» (источник)

Опять бело-пушистость! – Ну раз уж принесли «чеченские вооружённые формирования» документы убитых солдат, так надо ими попользоваться для статистики.

Не знаю, как Вам, а несёт от этой душком Предательства (именно так, с большой Буквы).

PSS. Френды, я Вас текстом, случаем, не перегружаю?
Tags: персональный серпентарий, правозащита, штурм Грозного
Subscribe

  • Шевчук в Грозном

    Начало января 1995-го. Северный — аэропорт Грозного. Центральное здание аэропорта серо и угрюмо, как человек с пулей во лбу – большой дырой с…

  • 324 мсп в Чечне

    Приезд "Комитета солдатских матерей Бурятии" в 324 мсп. Съёмки проходят в начале 1 мсб 324 полка. На первых кадрах кунг командира батальона и он…

  • 15 лет

    Как-то даже не верится, а уже 15 прошло с начала "операции по востановлению конституционного порядка на территории Чеченской республики" (тогда…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Шевчук в Грозном

    Начало января 1995-го. Северный — аэропорт Грозного. Центральное здание аэропорта серо и угрюмо, как человек с пулей во лбу – большой дырой с…

  • 324 мсп в Чечне

    Приезд "Комитета солдатских матерей Бурятии" в 324 мсп. Съёмки проходят в начале 1 мсб 324 полка. На первых кадрах кунг командира батальона и он…

  • 15 лет

    Как-то даже не верится, а уже 15 прошло с начала "операции по востановлению конституционного порядка на территории Чеченской республики" (тогда…