Category: транспорт

soldat

Б. и П.

Грозный, август 1996 года

В последнее время ничего не пишу и нахожусь в каком-то напряжённом мыслительном процессе насчёт границы между свободой слова и подлостью. Но никак не могу для себя эту границу сформулировать. Совесть определяет её точно, а вот сформулировать пока никак.

Вспоминается одно мероприятие в Германии (некоторые ходят в зоопарк, чтобы на зверюшек посмотреть, а я на такие сборища, с целью понять, кто же они всё-таки такие), на котором я видел одного русского правозащитника, который очень сожалел, что США не окупировали СССР, дабы привить привить демократию, как в Германии. Говорил он, что дескать жаль, что страна такая большая, и окупировать её не удасться, и тут же советовал оказывать давление на Россию (совсем по-сахаровски).

А вообще, навеяно это беседой с Бабченко, где он говорит:

«С Анной Степановной (Политковской) мы почти не пересекаемся - у неё своя работа, у меня своя. Но я её уважаю. Хотя бы за то, что она не вылезает из Чечни. А писать о том, что ты видел своими глазами так, как ты считаешь нужным, у нас имеет право любой. Точно так же как любой имеет право опровергать написанное.»

«Бабицкий однажды брал у меня интервью. По телефону из Праги. Я рассказал ему что-то. Мы договорились, что когда он будет в Москве, встретимся и поговорим подробнее. На тот момент я нем о почти ничего не знал, кроме того суда. Полез в интернет навести справки и выпал в осадок. Бабицкий снимал расстрелы наших!

А у меня с ним встреча назначена. Представляешь? Как я пожму ему руку? Как я вообще буду разговаривать с нми? Это невозможно, ты же понимаешь.

Начал спрашивать у своих – это правда, что он был на казнях? Что снимал, как расстреливают пацанов? Если правда - избил бы его как минимум. Оказалось – нет. Не снимал он этого. Это мне говорили люди, которым я доверяю, как себе. Я ж говорю – пошла волна чернухи, вылили на него вагон дерьма. Агент, головорез и тому подобное.

Изначально Бабицкий вообще освещал Чечню с обеих сторон - и с федеральной и со стороны боевиков. С федеральной, кстати – чаще. Но освещал не так как надо было власти – писал правду, а не заказузху. И его лишили аккредитации. Ему не оставалось ничего другого, как снимать только со стороны чеченов. Стрингерствовал, короче. Да, ездил с боевиками и снимал войну. Но он говорит, что делал бы это и со стороны федералов, просто его лишили такой возможности.

<...>

А то, что он с чеченцами был – это работа, во первых. Каждая война должна быть освещена с обеих сторон. И это правильно И во-вторых, до войны он прожил в Грозном два года. Так что это был его дом, считай.

Бабицкий, к слову, там был не один - вагон журналистов освещали войну с той стороны. Но я верю, что он в крови не запачкан. Потому и говорю так.
»

Вот такая позиция. В чём-то он прав – война должна быть показана с двух сторон. Так и ведь и выбор тоже есть, на чьей стороне находиться. У меня по крайней мере сомнений нет, где оба персонажа находились (Бабицкий и Политковская). Да, они оба профи, и из Чечни не вылазили, но то, что они делали ... это и есть соучастие (Аркадий, если Бабицкого встретите, бейте по роже смело, коли Вы на это настроены).

Печально, но есть и весёлые известия. В сборнике «Ветераны - ветеранам» нашёл гениальное о кавказких обычаях:

«На Кавказе прежде так бывало:
Женщина встает между врагами,
С головы снимает покрывало
И к ногам враждующих бросает.

Ссора прекращается. Мужчины
Убирают шашки и кинжалы.
Женщине нельзя не подчиниться,
Раз она бросает покрывало.»

Из «Красота спасёт мир» Галины Штирбул (май 2002 года).